Доноры и источники устойчивости к патогенам:
Люпин (Lupinus)

автор:

Доноры и источники различных видов, сортов и образцов люпина приводятся на основе многолетних данных по их испытанию на искусственных и естественных инфекционных фонах в различных почвенно-климатических зонах России, Украины, Белоруссии, Западной Европы, Австралии и др. стран. Наиболее вредоносны для люпина грибковые болезни и вирусы и в меньшей степени бактериозы.

Фузариоз (F. oxysporum Schi. F. sp. lupini Snyd. & Hans.) или закупорка сосудов остается наиболее вредоносной болезнью люпина желтого в Восточной Европе, начиная с 60—70 гг. XX века. Lamberts сообщил, что устойчивость к фузариозу контролируется одним доминантным геном Fusl, идентифицированным в линии L. luteus из Португалии. Ген Fus 1 оставался эффективным против фузариозного увядания люпина желтого со времени его интродукции от диких форм в 1950 г. Методология селекции люпина желтого на устойчивость к фузариозу в общих чертах была разработана Troll и Nowacki и Swiecicki и все коммерческие сорта люпина желтого, возделываемые в настоящее время в странах Восточной Европы, включая Украину, являются устойчивыми к фузариозу (Juno, Borsaja, Borselfa, Piast, Amulet и др.). Lamberts и Armstrong & Armstrong выделили 3 расы F. ox. lupini из Европейских изолятов. Раса 1 поражает L. luteus и некоторые сорта L. albus, но непатогенна по отношению к L.angustifolius. Раса 2 патогенна к люпину желтому и, возможно, ко всем сортам люпина белого, но непатогенна к люпину узколистному. Раса 3 патогенна к люпину узколистному и люпину белому, но непатогенна к люпину желтому. Некоторые линии люпина желтого показали устойчивость ко всем трем расам патогена. Европейские селекционные программы успешно осуществили создание фузариозоустойчивых сортов люпина желтого. Однако, Furgal-Wegrzyska описала новую расу F. ох. lupini из Польши, которая преодолевает устойчивость сортов Afus, Jantar и Refusa люпина желтого.

Специфичность патогена означает, что севооборот является эффективным средством в борьбе с болезнью и широко применяется в странах Восточной Европы. Tgyszkowska в Польше показала, что 5-летний перерыв посева люпина в севообороте вполне достаточен для того, чтобы популяция Fusarium снизилась до незначительного уровня. Инфекционные остатки люпина являются главным источником болезни, хотя гриб может быть перенесен и семенами.

В Украине созданы фузариозоустойчивые сорта люпина белого. Устойчивые формы отмечены также у L.angustifolius и L.cosentinii.

В табл. №1 приведен перечень доноров и источников устойчивости однолетних возделываемых видов люпина к фузариозу. Для люпиносеющих регионов Северо-Восточной Европы наибольший интерес представляют образцы, сочетающие высокую устойчивость к фузариозу с раннеспелостью — это дает возможность надежного созревания люпина желтого в обширной зоне его возделывания и значительного повышения его устойчивости к вирусному израстанию за счет ухода от массового лета тли — переносчика вирусов.

Таблица №1
Доноры и источники устойчивости возделываемых однолетних видов люпина к фузариозу
N ка­талога ВИР (VIR)Название сорта, образцаПроисхождениеТип устой­чивостиГруппа созрева­ния
1. Люпин желтый (L. luteus)
2651КострычникБелоруссияУ3
2490Д-1015-//-У3
2735БСХА-382-//-УУ4
2823Афус × (Цит × Пламенный)-//-УУ3
2601КопыловскийУкраинаУУ4
2616Успех-//-У3
2598Волынский 1-//-У4
2599Волынский 60-//-УУ4
2812Линия 4282-//-УУ3
2945Новозыбковский 653РоссияУУ3
2200BorlutaГерманияУ4
2072Cardiga-//-У4
2071Refusa nova-//-У4
2014Trebach-//-УУ4
2590LLU 8725/72-//-У4
2398CytПольшаУУ5
2146Tomik-//-У4
2084Afus-//-У У4
2. Люпин узколистный (L. angustifolius)
2831Лаф-рбс/2БелоруссияУ3
2832Лаф-рбс/3-//-У3
2833Лаф-рбс/1-//-У3
2834Лаф-рбс/9-//-У3
2840Лаф-рбс/10-//-У3
2686Вада-14-//-У4
2750БСХА-892-//-У4
2748БСХА-640-//-У4
2682Апва-27-//-У4
2703ДС-397-//-У4
2841ДМ-75/84-//-У3
2877Линия Н 56-23РоссияУУ3
2878Линия Н 58-10-//-УУ3
2673ElvasПортугалияУ4
3.Люпин белый (L. albus)
2602ПищевойУкраинаУ4
2881лЛ 165- / / -У3
507-ЕгипетУ6
682-МакедонияУ6
2857Tremaco AmareloБразилияУ5
2623Линия 802—15ПортугалияУ5
2525Линия 816—20-//-У5
2620Линия 357—2-//-У6
2621Линия 55 1—3-//-УУ5
2814KnichdenerГерманияУ4
2782Lagrebska-//-У-
77-БолгарияУ5
595-СуданУ5
Группы созревания: 1 — крайне ранний (менее 71 дня); 2 — очень ранний; 3 — полуранний ; 4 — ранний ; 5 — среднеспелый; 6 — среднепоздний.

В последние годы в Белоруссии созданы новые сорта узколистного люпина Арва, Вада и К-2750, которые показали высокую устойчивость к фузариозу во всех регионах испытания (Белоруссия, Киев, Новосибирск и С.-Петербург). Устойчивость узколистного люпина к фузариозу контролируется двумя доминантными генами. При создании новых фузариозоустойчивых сортов узколистного люпина автором используется два различных подхода. При подходе 1 два восприимчивых родителя скрещивали между собой и устойчивые формы отбирали в гибридных потомствах, у которых наблюдалась комплементарность взаимодействия неаллельных генов устойчивости. Большинство сортов узколистного люпина в Белоруссии было создано при использовании подхода 1: Данко, Арва, Вала, Силена, Миртан, Першацвет.

При подходе 2 в качестве доноров устойчивости использовали дикие формы, в частности, образец Apendrion из Греции, в скрещиваниях с культурными сортами с последующим отбором фузариозоустойчивых растений. В итоге были созданы устойчивые сорта и линии Вика-65, Ксерап-653, DG-45 и др.

Источники устойчивости к фузариозу других видов рода Lupin us из мировой коллекции ВИР.

Большой интерес представляют источники устойчивости к фузариозу среди некоторых мало возделываемых и диких видов люпина американского и средиземноморского происхождения. Среди них 8 образцов люпина многолетнего (L. polyphyllus), селекционное и хозяйственное значение которого в последнее время резко возросло в связи с изобретением способа селекции стабильно безалкалоидных его форм и получения ряда линий с нерастрескивающимися бобами.

Люпин многолистный (L. polyphyllus): VIR-261, 347, 352, 392, 416, 574, 634, 649.

Люпин изменчивый (L. mutabills): VIR-2017, 2051, 2151, 2159, 2161,2162.

Люпин опушенный (L. pubescens): VIR-202, 2103, 2177.

Люпин элегантный (L. elegans): VIR-113, 120, 2179; L.cosentlni Guss. — P 20843 (VIR-2115); L. succulentus Dougl. — VIR-2181; L. hartwegu Lindl. — VIR-2180; L. hybridus Lern. — VIR-2216; L. barkei Watson — VIR-2257.

Антракноз(Colletotrichum gloeosporiodes [Penz.] Penz & Sacc.) и С. aculatum Simm. & Simmonds, телеоморф Glomerella cingulata

Антракноз является очень вредоносной болезнью в Средиземноморских странах, Андах, Австралии, особенно в регионах с влажным климатом для всех возделываемых видов люпина. В последние годы, вероятно, в связи с глобальным потеплением климата возбудитель антракноза стал представлять реальную угрозу возделыванию люпина в люпиносеющих регионах Украины, России и Белоруссии. Болезнь поражает листья, черешки, стебли, бобы и семена, образуя темные, впалые повреждения с розово-оранжевой споруляцией в центре. Споры распространяются, главным образом, с инфицированными семенами. Болезнь впервые была идентифицирована в США в 1939 г. на узколистном люпине. Несколько лет спустя среди дикой гермплазмы из Португалии были найдены устойчивые линии и эта устойчивость была интродуцирована в возделываемые сорта узколистного люпина.

В начале 80-х гг. болезнь появилась во Франции на L. mutabilis и L. albus и в Южной Америке, особенно, в Бразилии, Чили и Перу. Эта вспышка антракноза коснулась в первую очередь устойчивых сортов. В 90-е годы антракноз становится главным препятствием в производстве люпина в Европе, Южной Америке, Австралии и Новой Зеландии. Распространению болезни способствовало образование новых патотипов, лучше приспособленных к засушливым условиям. Только несколько линий отмечены, как более устойчивые по сравнению с обычными сортами после новой вспышки антракноза. Создалась угроза полного исчезновения на полях посевов желтого и белого люпина, в наибольшей степени подверженных заболеванию антракнозом и пока не имеющих доноров генов устойчивости.

Так, при инокуляции сорта белого люпина Rio Maior 14 изолятами возбудителя антракноза, а 35 линий люпина белого и 32 линий люпина узколистного — изолятом 96А4 была отмечена следующая картина: все изоляты поражали белый люпин от низкого до очень высокого уровня; линии белого люпина поражались все — балл поражения 1,1—4,5; линии узколистного люпина очень сильно различались по степени поражения — от 0 до 5 баллов. Высокоустойчивой к антракнозу оказалась линия узколистного люпина Alt 97—16, относительно устойчивыми были линии белого люпина Prima Baer, SAL 101, Bunheiro-Murtosa и Jambrina 1.

Sweetingham et al. указывает, что доминантный ген устойчивости к антракнозу был идентифицирован у люпина узколистного в Австралии. У сорта Rancher устойчивость контролируется доминантным геном An. Обнаружено 2 расы болезни VCG-1 и VCG-2, которые встречаются в Европе, причем высоковирулентная раса VCG-2 была распространена по всем континентам с семенами в 70-ые гг. XX столетия.

Австралийские селекционеры выполняют большой объем работы по отбору устойчивых культурных и диких форм большого набора видов люпина. Проводятся международные испытания 18 стандартных линий, включая старые сорта с оригинальной устойчивостью к болезням для сравнения их реакции на инфекцию в различных условиях выращивания. В связи с большой вредоносностью антракноза в Россписком институте люпина (г. Брянск) развернуты исследования по пирамидированию в одном генотипе узколистного люпина трех неаллельных доминантных генов устойчивости к данной болезни.

В связи с огромной угрозой разрушительной эпифитотии антракноза люпина фактически на всех континентах, где возделывается люпин, с 1998 г. проводятся испытания различных генотипов и видов люпина, а также изолятов возбудителя из различных регионов мира. На 9 Международной конференции по люпину в 1999 г. в Германии был специально проведен симпозиум по антракнозу люпина и вопросы, касающиеся селекции на устойчивость к этой болезни, более подробно излагаются ниже.

Имеются 3 вегетативные группы у C.gl. — VCG1, VCG2 и VCG3. Каждая группа имеет ясно отличимый RAPD-RCR профиль. Большинство изолятов, полученных в разных частях мира, относились к VCG/RAPD2. VCG/RAPD3 отмечен только в Португалии и относится к С. aculatum.

Для международных испытаний было отобрано 16 сортов и ландрасов из коллекции SRS (Standart Reference Set) Австралии, предварительно оцененных по устойчивости к антракнозу, среди которых было 11 сортов узколистного, 1 желтого и 4 белого люпина. Опыты проводили в поле и теплице в Австралии, Новой Зеландии, Португалии, Польше, Германии, США, Южной Африке и Чили по стандартным методикам с вариантами в различных странах. Целью опыта было определить степень стабильности устойчивости к антракнозу разных сортов в различных странах мира. В набор генотипов узколистного люпина вошел устойчивый сорт Rancher (генотип AnAn), реализованный в США в 1967 г. и устойчивые австралийские сорта: первый неосыпающийся сорт Marri, реализованный в 1976 г. (AnAn), раннеспелый сорт Illyarrie (AnAn), реализованный в 1979 г., Каша (1996) и Wonga(1996).

В предварительных опытах в Австралии среди образцов белого люпина среднюю устойчивость к антракнозу показали ландрасы (местные формы) из Португалии — Р27606 (FRA6648B, АС30) и Р26760 (MJS261, R682) по сравнению с крайне восприимчивыми сортами Киевский мутант и Hamburg. Из 16 испытанных сортов 7 были отнесены к устойчивым и 9 — к восприимчивым в разной степени.

В большинстве точек испытания сорт Wonga подтвердил высокую устойчивость к антракнозу также, как Киевский мутант — крайнюю восприимчивость. В свою очередь отмечена изменчивость реакции на болезнь у ряда сортов люпина. Так, нормально восприимчивый сорт узколистного люпина Tallerack проявил устойчивость в вегетационных опытах в Португалии; очень восприимчивый сорт белого люпина Wodjil показал умеренную устойчивость к антракнозу в теплице в Польше и США.

В полевых опытах раннеспелые сорта поражались сильнее в силу большей восприимчивости цветочных тканей, но в Новой Зеландии в 1998 г. все было наоборот, т. к. раннеспелые сорта избежали инфекции, благодаря ранней засухе.

Горькие ландрасы белого люпина из Португалии Р25606 и Р26760 по сравнению с сортами Киевский мутант и Hamburg были умеренно устойчивыми, а по сравнению с узколистным люпином — восприимчивыми. Несмотря на это, устойчивость к антракнозу сохраняла общее правило — генотипы L.albus были более восприимчивы, чем генотипы L.angustifolius.

Следует подчеркнуть, что сорт Rancher сохранил свою устойчивость спустя более 30 лет. Это подтверждает гипотезу о том, что патоген, вызвавший эпифитотию в Австралии в конце XX века, очень напоминает патоген, который уничтожил культуру люпина в США 40—50 лет назад, т. к. нет пока фактов, указывающих на появление новой высоковирулентной расы.

В течение 1996—98 гг. в Австралии и Новой Зеландии по устойчивости к антракнозу было оценено 6500 сортов, селекционных линий, ландрасов и диких типов 11 видов люпина (большинство L. ang.) в полевых опытах и теплице. Высокую устойчивость еще раз подтвердили сорта Wanga и Tanjil. Селекционные линии с предполагаемой устойчивостью скрещивали между собой и семьи F3 испытывали на устойчивость к болезни; многие гибридные семьи обладали большей устойчивостью, чем Wanga и Tanjil. Обнадеживающая устойчивость была найдена у ландрасов из Эфиопии и Греции.

По обобщенным данным среди видов люпина наиболее восприимчив к антракнозу L.albus, затем идет L. luteus, а наиболее устойчивы L. mutabills и L. angustlfolius. Высокоустойчивые сорта Wanga и Tanjil имеют еще недостаточную устойчивость к поражению бобов и неизвестно, присутствует ли в их генотипе ген An, который имеют сорта Rancher и Illyarrie. Имеются источники устойчивости среди образцов L. albus из Азор, Греции, Португалии и Эфиопии — последние показали особенно высокий уровень устойчивости к антракнозу. Отмечены источники устойчивости среди линий L. luteus из Португалии, L. polyphyllus из Новой Зеландии и L. mutabills из Перу.

Размах изменчивости устойчивости к антракнозу среди линий узколистного люпина был выше, чем среди линий белого люпина. Дикие образцы узколистного люпина обладали высокой устойчивостью, а три лучшие из них происходили из одной географической точки — Alt96-16, AU97-19 и Alt97-14. Кроме того, высокую устойчивость показали образцы BI97-25, BI87-5BI97-12 с баллом поражения 0,0—2,8. У белого люпина сравнительно высокую устойчивость показали: Prima Baer, SAL101, Bunheiro-Murtosa, SWS St786, BlauAccN435SP — балл поражения 1,1—1,8 по сравнению с 4,2 у сорта Киевский мутант и 4,5 у сорта Lublanc. Доместицированные и полудоместицированные линии узколистного люпина были более восприимчивы по сравнению с примитивными формами.

В Южной Африке и Германии осуществляется совместная селекционная программа по снижению заболеваемости антракнозом люпина белого. Отборы были сделаны в F6—F8 из блока из 408 линий в 1992 г. Затем материал высевали в Германии в 1993 г. и отдельные растения с низким баллом поражения были отобраны и возвращены в Южную Африку. Здесь провели интеркроссы, вырастили F2 и возвратили в Германию в 1996 г. После повторного отбора в Германии отобранный материал отправили в Южную Африку, где провели повторный интеркросс. Следовательно, в основе селекции на устойчивость лежал рекуррентный отбор.

В период с 1993 по 1998 г. среди сложных гибридов, линий и популяций гермплазмы из генбанка ARC-GCI были идентифицированы генотипы с хорошей устойчивостью к антракнозу. Из комплексных гибридов отобрано 16 устойчивых растений, а среди образцов ген-банка найден горький примитивный образец SAL60, который содержит высокий процент устойчивых растений.

В дальнейшем среди 53 образцов из Чили, Аргентины, Азорских островов и Средиземноморья было найдено 29 устойчивых линий, из которых отобрали 53 растения. Лучшей устойчивостью обладали чилийские сорта белого люпина — Victoria Baer, Prima Baer и Lolita Baer, причем все 3 сорта выведены в условиях постоянного пресса патогена в течение всего периода селекции.

Первое сообщение об антракнозе в Польше появилось в 1995 г. В 1997 и 1998 г. эпидемия антракноза охватила всю страну и все три возделываемых вида люпина, создав серьезные препятствия для их производства. В связи с этим была разработана интегрированная междисциплинарная исследовательская программа, которая преследовала следующие цели: а) изучить естественный фон инфекции в последующие годы; б) оценить уровень восприимчивости адаптированных сортов люпина и осуществить поиск устойчивости среди сортов, селекционных линий и образцов, имеющихся в Польской коллекции люпина в Wiatrowo (WTD).

В 1997 г. более 60% растений люпина было поражено антракнозом, в 1998 несколько меньше. В полевых опытах было испытано: в 1997 г. — 16 образцов узколистного и 17 желтого люпина; в 1998 соответственно 12 и 19 в 10 — 14 точках сельскохозяйственных регионов. В условиях теплицы оценивали 57 сортов, селекционных линий и образцов узколистного и 45 желтого люпина по 9-балльной шкале. Средний балл устойчивости в поле по годам был 6,6 и 7,9 у узколистного и 5,4 и 4,8 у желтого люпина со значительным варьированием по географическим точкам (4,2—9,0 для узколистного и 1,0—8,7 для желтого; 1 балл — сильное поражение, 9 - иммунный). Таким образом, и в условиях Польши узколистный люпин как вид более устойчив к антракнозу, чем желтый.

При оценке в условиях теплицы высокую устойчивость показали: линии узколистного люпина 96125, 96141, 96134 и W-99C; сорта и линии желтого люпина Afiis, St.Treb.-4, Topaz, R-6261, Borsaja, Pauski, R-6258, Orbit и R-6262.

Серая листовая пятнистость (Stemphylium botriosum Wallr., St. solani Weber) — аббр. СЛП. Впервые обнаружена на юго-востоке США в 50-е гг. Симптомы — небольшие округлые пятна на листьях и иногда на стеблях и бобах. У восприимчивых сортов узколистного люпина происходит полная дефолиация. Устойчивые образцы этого вида люпина найдены среди диких форм в Португалии и мутантных селекционных линий из шт. Джорджия, США (87). Гены устойчивости к СЛП были интродуцированы в австралийские сорта узколистного люпина Marri (1975) и Illyarrie (1979). Благодаря этим сортам, эпидемия болезни стала редким явлением в Западной Австралии, в силу их устойчивости и раннего созревания.

В последующие годы этим сортам была придана устойчивость и к антракнозу при использовании в качестве донора сорта Rancher (93). СЛП не является вредоносной для белого и желтого люпина.

Бурая пятнистость листьев (Pleiochaeta setosa [Kirchn.] Hughes) — аббр. БПЛ. Болезнь отмечена на всех континентах, где возделыва-ется люпин. Повреждает люпин белый, желтый и узколистный — у последнего, кроме повреждения надземной части растения, вызывает и корневые гнили. У узколистного люпина не найдено главных генов устойчивости к БПЛ, но имеются количественные различия по устойчивости среди селекционных линий. Schmidt & Cowling et al. в Западной Австралии продемонстрировали количественное улучшение устойчивости к БПЛ и плейохетной корневой гнили у узколистного люпина. Коэффициент наследуемости в широком смысле (Н2) для бурой пятнистости был очень высокий (0,89—0,94) и очень слабый для корневой гнили (0,00—0,53). В двух средах наблюдалась генотипическая корреляция между устойчивостью к обеим болезням (г=0,57 и 0,75), вызываемым одним и тем же возбудителем — Pl. setosa. Устойчивость к БПЛ увеличилась в процессе выполнения рекуррентной селекционной программы, в которой преследовались также цели повышения урожая и его качества.

Улучшенные потомства растений F2 скрещивали через каждые 4 года. Три цикла скрещивания и отбора значительно улучшили устойчивость к БПЛ и урожай семян при уменьшении алкалоидности. Сорт Myallie, реализованный в 1995 г. из этой рекуррентной программы, стал первым сортом узколистного люпина с умеренной устойчивостью к БПЛ. Среднюю устойчивость к БПЛ показал сорт Каlуа. Все испытанные линии желтого люпина оказались иммунными к БПЛ, в т. ч. украинский сорт Мотив 369. Среди сортов и образцов белого люпина экотипы с Азорского архипелага показали высокую устойчивость к болезни.

В Белоруссии с 1993 г. начата селекция узколистного люпина на устойчивость к БПЛ и корневой гнили, вызываемым Pl. setosa. Было отобрано 20 белорусских линий, в т. ч. В-7 (V-7), Е-3, РБЛС-1 (RBLS-1), РБЛС-2 (RBLS-2), РБЛС-3 (RBLS-3) и одна австралийская линия 28829 с очень высокой устойчивостью листьев (9 баллов); 17 белорусских линий (Е-3, РПС-К1, РПС-К2, РПС-КЗ и др.) и австралийский сорт Kalya были устойчивы к плейохетной корневой гнили. Генетический анализ показал, что высокая устойчивость узколистного люпина к БПЛ контролируется тремя рецессивными генами, а к плейохетной корневой гнили — одним рецессивным геном, причем этот ген наследуется независимо от генов пятнистости листьев.

Другие грибковые болезни люпина. В условиях Австралии хороший уровень устойчивости к фомопсису (Ph. leptostromiformis (Kuhn) Bubak, телеоморф Diaporthe toxica Williamson) показали сорта белого люпина Ultra и Киевский мутант. Путем скрещивания сорта Illyarrie с диким образцом Р22750 из Испании был создан новый сорт узколистного люпина Gungurru, устойчивый к фомопсису. Сорт Gungurru имеет ряд ценных признаков: короткий прямостоячий неполегающий стебель с темнозелеными листьями, более раннее созревание по сравнению с Illyarrie, нерастрескивающиеся бобы и низкое содержание алкалоидов. Другой донор устойчивости к фомопсису — сорт узколистного люпина Yorrel.

Болезни корней у люпина вызываются возбудителями различных видов: выпревание (черная ножка) — грибами родов Pythium spp., Fusarium spp., Rhizoctonia spp. Черная ножка вызывает гибель проростков до или после всходов из-за инфекции коры или гипокотиля. У R. solani идентифицировано 3 штамма в Австралии — AG 11, AG 2-2 и AG 2-1, вызывающие гниль гипокотилей у узколистного люпина. Аналогичное поражение вызвал штамм AG 5 у белого люпина в США. Экспериментально выявлено, что европейские сорта желтого люпина более восприимчивы, чем сорта узколистного люпина к R. solani (AG 11), а сорт белого люпина Киевский мутант показал среднюю устойчивость.

Мучнистая роса (Е. polygoni и М. diffusa) поражает все виды люпина, но L. polyphyllus особенно чувствителен. Устойчивость к мучнистой росе у желтого люпина контролируется доминантным геном Er. При испытании представителей нескольких видов люпина на устойчивость к мучнистой росе в поле и теплице была зарегистрирована устойчивость сорта Ultra люпина белого, вида L. mutabtlis, нескольких линий люпина желтого и некоторых диких образцов люпина узколистного из Средиземноморья, которые были использованы в селекционных программах.

Вирусные болезни люпина. Наравне с восприимчивостью к корневым гнилям люпин в сильной степени подвержен поражению вирусными болезнями. Главные вирусные болезни люпина — желтая мозаика фасоли (BYMV) и огуречная мозаика (CMV). Вид L. albus практически иммуннен к CMV. Очень высокая устойчивость к CMV недавно найдена у нескольких сортов желтого люпина, включая Тео (Польша) и Мотив.

Высокая устойчивость к CMV у узколистного люпина неизвестна; однако сорт Danja и несколько продвинутых кроссбредных линий имели очень слабую способность к семенной передаче инфекции, ве-роятно, благодаря полигенному контролю устойчивости. Устойчивость к BYMV у люпина желтого является количественной и выражается первично, как уменьшение нормы семенной передачи инфекции (ST) с 15,8% у большинства восприимчивых генотипов „TS“ до 0,2% у линии „V-1“.